2014.09 «Запугивающая политика на фоне массового психоза». Северян не выпустили в Штаты

Родион Суляндзига на трибуне Генеральной Ассамблеи ООН

МОСКВА, 23 сентября, ИА УралПолит.Ru. Представителей российской ассоциации КМНС не пускают в США на всемирную конференцию ООН. Об этом на своей странице в Фейсбуке сообщил директор Центра содействия КМНС Родион Суляндзига.

«При выезде для участия во всемирной конференции ООН по коренным народам в аэропорту Шереметьево сотрудниками ФСБ у меня был изъят паспорт. По такому же сценарию в Шереметьево была остановлена и не выпущена Анна Найканчина, второй заявленный в официальной программе конференции представитель КМНС, выступающий эксперт по вопросам реализации прав коренных народов на национальном и местном уровнях. Были и другие провокационные акции против ряда делегатов. Это что? Чего боится власть? Запугивающая и репрессивная политика на фоне массового психоза», – заявил Суляндзига.

Также он подчеркнул, что юристы предполагают – налицо попытки перевести это дело из обычного административного в более серьезное: «Я начинаю информационную и международную кампанию по своей защите, и не только своей. Дело будет слушаться 26 сентября».

Вице-президент ассоциации «Ямал – потомкам» Сергей Худи рассказал корреспонденту «УралПолит.Ru», что от общественной организации на конференцию в США должен полететь первый вице-президент Валерий Елескин. «Я в шоке, обескуражен, что представители ассоциации не смогли участвовать в конференции. Не могу сказать, какие были причины. От Ямала должен был поехать Валерий Елескин. Пока я знаю, что проблемы только у двух членов делегации».

Фото Родиона Суляндзиги из соцсетей

Источник — http://uralpolit.ru/news/hmao/23-09-2014/48121


Саами Мурманской области, не смотря на преграды, все-таки добрались до Нью-Йорка

Саами Мурманской области, не смотря на преграды, все-таки добрались до Нью-Йорка

Председатель Саамского парламента Кольского полуострова Валентина Совкина и ее коллега Александра Артиева, на которых 20 сентября в Мурманске было совершено нападение по дороге в аэропорт, все-таки прибыли в Нью-Йорк. Там они принимают участие во Всемирной конференции по вопросам коренных народов. Подробности происшествия на своей странице в Facebook написала Валентина Совкина:

«При нападении меня спасала Александра Артиева и получила увечье [неизвестный ногой вышиб большой палец руки]. Теперь у нее большой синяк, опухоль, и наложена фиксирующая повязка. Владимир Галкин поймал грабителя, но товарищи помогли ему скрыться. Вот и подумаешь, кто кому помощник. На фото — рука Александры — выставляю как вещественное доказательство. Это необходимо для дальнейшего разбирательства. Фото от 21.09.2014, время — 23.15».

Там же, в «Фейсбуке», Валентина Совкина выложила фотографии сотрудников ДПС, которые ее задерживали.

Добавим, что это не одна провокация в отношении Валентины Совкиной. Накануне поездки к ней в гости напросились якобы журналисты телеканала «Дождь». Его руководство, кстати, уже заявило, что их корреспонденты не встречались с председателем Саамского парламента Кольского полуострова.

Проблемы с выездом за границу для участия во Всемирной конференции возникли у многих россиян. Как сообщает «BBC», из 28 человек, входящих в российскую делегацию, до Нью-Йорка добрались только 23.

Неизвестные напали на крымского татарина Надира Бекирова. Когда он ехал в такси в город Джанкой, где намеревался сесть на поезд, на него напали несколько человек, избили и забрали паспорт. У нескольких других представителей коренных народов при прохождении паспортного контроля в московском аэропорту оказались испорчены документы. В паспорте были надрезаны страницы, поэтому выезд из России им запретили.

Кстати, большинство СМИ Мурманской области, в отличие от федеральных и зарубежных, про инцидент о нападении на Валентину Совкину решили не писать. А некоторые, как например, телекомпания «ТВ 21» и вовсе ограничились лишь упоминаем, что «в конференции в составе делегации Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации примет участие Елена Яковлева, президент Ассоциации Кольских саамов». Про остальных — ни слова….

Всемирная конференция по вопросам коренных народов проходит в Нью-Йорке в два дня — 22 и 23 сентября.

На сегодняшний день общая численность коренных народов в мире оценивается примерно в 370 миллионов человек. Это 5% всего мирового населения. Они живут более чем в 90 странах.

9 августа 1982 года в ООН впервые собралась рабочая группа по коренным народам. С тех пор удалось сделать многое для привлечения внимания международного сообщества к проблемам коренных народов. В 1993 году был впервые отмечен Международный год коренных народов. А в 1994 году Генеральная Ассамблея провозгласила Международное десятилетие коренных народов.

Важной вехой в борьбе этих народов за равноправие и развитие стало принятие в 2007 году Генеральной Ассамблеей Декларации ООН о правах коренных народов. Этот документ охватывает широкий круг прав человека и основных свобод, касающихся коренных народов, включая право на сохранение и развитие своего культурного своеобразия и особой идентичности, право на владение и пользование традиционными землями и природными ресурсами. В ней отражены права, касающиеся религии, языка и образования, участия в политической, экономической и социальной жизни обществ, в которых живут коренные народы. Правда, декларация по коренным народам не является правовым документом и поэтому не имеет обязательной силы для государств и не порождает юридических обязательств для правительств. Однако ее принятие Генеральной Ассамблеей придает этому документу большую политическую и моральную значимость.

Александр Борисов, «7×7»

Источник — https://7×7-journal.ru/item/47685

Article in English:


Россия: Активистов не пустили на Форум ООН

Российские власти должны незамедлительно расследовать действия должностных лиц, не позволивших активистам за права коренных народов выехать на конференцию в рамках Генеральной Ассамблеи ООН, заявила Хьюман Райтс Вотч.

Активисты должны были выступать на Всемирной конференции по коренным народам 22 — 23 сентября в Нью-Йорке. Они сообщили Хьюман Райтс Вотч, что 18 и 20 сентября их паспорта были повреждены российскими пограничниками, когда они проходили паспортный контроль перед вылетом из Москвы. В результате они не были пропущены через границу. Другие активисты, как нам сообщили, опоздали на рейс из-за неоднократных проверок, в которых не было необходимости. Всемирная конференция по коренным народам проводится в формате пленарного заседания ГА ООН высокого уровня.

«Лишение экспертов по правам коренных народов возможности выступить на форуме ООН — это уже не просто проявление должностными лицами нетерпимости в отношении гражданской активности, — говорит Таня Купер, исследователь Хьюман Райтс Вотч по России. — Такие действия властей являются ярким примером жестких гонений Кремля в отношении активистов после возвращения Владимира Путина в президентское кресло».

18 сентября в московском аэропорту Шереметьево пограничники заявили члену Глобальной координационной группы Всемирной конференции по коренным народам и директору российского Центра содействия коренным малочисленным народам Севера Родиону Суляндзиге, что у него поврежден паспорт, поэтому он не может быть пропущен через границу.

Сам Сулядзига рассказал Хьюман Райтс Вотч, что зарегистрировался на рейс в 13:00 и через полчаса подошел на паспортный контроль. Когда он передал пограничнику свой паспорт, тот вышел из кабинки, забрав паспорт с собой. Через 15 минут пограничники отвели Суляндзигу в отдельную комнату, где ему было заявлено, что в паспорте не хватает страницы. Суляндзига заявил, что в момент передачи паспорта пограничному контролю документ был в порядке, однако, когда ему позднее предъявили его паспорт, оказалось, что там вырезана страница.

По словам Суляндзиги, ему сказали, что в таком виде паспорт недействителен, и велели написать объяснительную по факту отсутствия страницы. Он отказался, и через час пограничники принесли протокол изъятия паспорта, подписанный двумя сотрудниками ФСБ, в котором Суляндзиге вменялось «нарушение режима государственной границы Российской Федерации» по статье 18.1 КоАП.

20 сентября в Шереметьево при аналогичных обстоятельствах не была пропущена через границу Анна Найканчина, также направлявшаяся на конференцию. Она сообщила Хьюман Райтс Вотч, что отдала на контроле неповрежденный паспорт, однако ей заявили, что документ надрезан в четырех местах и, поэтому, недействителен. Найканчина утверждает, что паспорт надрезал сотрудник погранконтроля, пока сама она искала в документах свидетельство о рождении на малолетнего ребенка. Вместе с ребенком ее три часа продержали в служебном помещении, после чего ей сказали, что ее «поврежденный» паспорт изымается, а ее саму привлекают к административной ответственности по той же статье, что и Суляндзигу. Ей также предложили подписать вызов в суд, однако она отказалась.

По вменяемой статье КоАП Суляндзиге и Найканчиной грозит штраф до 5 тыс. рублей, им также придется оформлять новые паспорта.

Как отметил Суляндзига, среди вопросов, которые он собирался поднять на конференции, были отношения между коренными народами России и нефтяными компаниями, ведущими разведку нефти в Арктике. Найканчина должна была выступать по вопросу соблюдения прав коренных народов на национальном и местном уровне.

Проблемы с вылетом в Нью-Йорк возникли еще у трех активистов за права коренных народов. По словам Суляндзиги, у президента Международного фонда исследований и поддержки коренных народов Крыма Надира Бекирова украли паспорт по дороге из Крыма в Киев, откуда он должен был лететь на конференцию. Когда Бекиров ехал в такси по аннексированной Россией территории, машину заблокировал микроавтобус, откуда выскочили несколько неизвестных, забрали паспорт и скрылись. В итоге Бекиров опоздал на нью-йоркский рейс.

Суляндзига также сообщил, что утром 20 сентября председатель Саамского парламента Кольского полуострова Валентина Совкина, выйдя к машине, чтобы ехать в аэропорт, обнаружила, что кто-то порезал колеса. Она взяла такси, по дороге машину трижды останавливали для проверки документов. Совкина опоздала на свой рейс, но смогла вылететь позднее. The Moscow Times сообщала о том, что еще один активист не смогла попасть на нью-йоркский рейс: во время ее отсутствия дверь была приклеена к косяку.

Россия является участником как Европейской конвенции о правах человека, так и Международного пакта о гражданских и политических правах, которые гарантируют свободы выражения мнений, ассоциации и передвижения.

«Российские должностные лица, наверное, понадеялись, что смогут таким образом заставить активистов молчать — будь то о бурении в Арктике, о правах коренных народов или о любых других проблемах, — говорит Таня Купер. — Это у них едва ли получится, и вместо этого они должны быть немедленно привлечены к ответственности за произвольное вмешательство в право активистов на свободу слова».

Источник — Refworld.org


Жуткая история про то, как пограничники … вырезали страницу из паспорта у политического активиста.

Владимир МелиховFollow

БАНДИТЫ С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ.

Сегодня утром я должен был вылететь в Мюнхен, где, встретившись с казаками из Ганновера, мы должны были ехать в Лиенц на освящение Часовни построенной на казачьем кладбище города. В том месте , где 1 июня 1945г были выданы казаки сталинскому режиму на уничтожение .
Зарегистрировав билет и сдав багаж, я направился на погранпост аэропорта Домодедово. Отдав паспорт и авиабилет в окошко погранпоста, наблюдаю следующую картину:
пограничник привычно проверяет паспорт, проверяет мою личность по компьютеру и вдруг начинает бегать глазами – то на билет, то на паспорт, то на меня.

Через несколько секунд – звонок телефона. Погранец берет трубку, слушает, молча, минут 5. К посту подходят два человека, один в гражданской форме, другой – в форме сотрудника пограничной службы. Не говоря ни слова — ни мне, стоящему у окна, ни пограничнику, сидящему на посту – они берут с его рук мой загранпаспорт с билетом и уходят.

Я, естественно, задаю вопрос: «В чем дело, возникли какие-то проблемы с ограничением моего выезда за рубеж?» Пограничник, расплывшись в улыбке, отвечает, что, нет, никаких запретов нет, просто плановая проверка паспорта.

Спрашиваю, на всякий случай, как долго подобные «плановые проверки» проводятся, т.к. за 20 лет, что я езжу за рубеж, ни с чем подобным не сталкивался. Не слышал о подобном и от других.
Пограничник ответил, что это будет быстро – минут 5. Ждем. Я стою у окошка, он сидит на посту.

Прошло полчаса. Мне уже понятно, что это не спроста. Проверять паспорт 30 минут невозможно, значит, поступило какое-то распоряжение не выпускать меня из страны.
Единственным правовым актом в данном случае может быть только одно: решение суда, запрещающее мне выезд. Его нет. Начинаю предполагать, что всё это время они ищут, к чему придраться, может, проверяют чемодан, сданный мной в самолет, ища недозволенное к перевозке или придумывают какой-либо штраф, который я якобы не оплатил.

Стою, жду. Прошёл час. Теперь стою и рассуждаю, что,наверное, специально держат паспорт у себя, чтобы я опоздал на рейс.
Но через пару минут к посту подходит офицер погранслужбы и приглашает меня пройти с ним в служебное помещение. Проходим.

Другой офицер, находящийся в этом кабинете и в руках которого находится мой паспорт, встаёт и, подходя ко мне, говорит: «Что же Вы, Владимир Петрович, почему в Вашем паспорте отсутствует один лист?» — и протягивает мне паспорт, в котором очень аккуратно, видно скальпелем или лезвием, действительно вырезана одна из пустых страниц.

По этому паспорту я летаю с 2010 года. Все страницы всегда были на месте, как были они на месте и тогда, когда я его отдал на погранпост сегодня. Это я и сказал офицеру, который, лукаво усмехнувшись, опять повторил, мол, «Вы же сами видите – одного листа нет».

Было абсолютно очевидно, что за час, что они держали паспорт у себя, они ничего иного не придумали, как вырезать этот лист из паспорта и заявить, что документ непригоден для поездки за рубеж и вернуть меня назад.
Он протянул мне паспорт и заявил, что покинуть Родину с таким документом я не могу.

Всё это время я смотрел ему в глаза и видел бессовестно-циничное их выражение.
Что я мог сказать, понимая абсолютно точно, что изменить что-либо мне не под силу?

Единственное, что в подобной ситуации сказал бы любой человек: «Вам не стыдно из-за того, что Вами сделано?»

Он молча сунул мне паспорт в руки и сказал, что вопрос на этом закрыт. Я потребовал от них какой-нибудь документ, в котором бы они отразили причину, по которой у меня забрали беспричинно паспорт, испортили его и не пустили по этой причине в самолет.

Лицо, отдавшее мне паспорт, жутко исказилось и он прошипел: «сейчас будет тебе документ». Взял назад паспорт и ушел. Сижу – жду. Вместе со мной одним рейсом должен был лететь и Ордовский Михаил Львович, приехавший накануне из Питера. Так как у меня был с собой ряд документов и фотоальбомов, которые я вез в Лиенц людям, я позвонил ему и попросил, если он еще не прошел паспортный контроль, то после него пусть подойдет к служебным помещениям погранслужбы и заберет у меня эти документы, вкратце объяснив причину данной просьбы. Это было как раз вовремя – т.к. он уже проходил паспортный контроль. Через пару минут он уже был рядом и я передавал ему альбомы и документы. А через пару секунд к нам тут же подошли сотрудники погранконтроля с расспросами, на каком основании он подошел ко мне и что за материалы я ему передаю. Пока я объяснял, Михаил Львович положил всё в свою сумку, останавливать здесь они его не стали.
Но, как он потом позвонил, остановили и проверили они его потом уже в автобусе, который вез пассажиров в самолет. Видно получили дополнительные указания, проверить более тщательно.

Я же продолжал ждать официального уведомления от пограничников. По истечении 30 минут вышел очередной офицер и став передо мной с торжествующим видом, стал зачитывать мне акт о моем правонарушении, согласно которому я испортил свой паспорт и с ним решил пересечь государственную границу и за что мне надлежит уплатить штраф в размере 2 тыс. руб.

Зачитав весь текст постановления они ехидно спросили – есть ли возражения. Я спокойно сказал, что есть и стал их записывать в протоколе, написав следующее: «что службой погранпоста при проверке моего паспорта неизвестный мне сотрудник забрал с поста мой паспорт и билет, которые находились вне поля моего зрения около 1 часа. После того, как мне вернули мой паспорт, в нем была вырезана страница, что указывает на то, что данный паспорт был испорчен теми, кто его взял на погранпосту».

Дождавшись, пока я допишу свои замечания и подпишу протокол, теперь уже их сотрудница взяла его и пошла делать якобы копию, хотя копировальная машина стояла рядом.
Копию делали еще минут 30. Самолет уже давно улетел. Наконец, она появилась и отдав все документы, она показала путь, по которому я могу выйти в зал аэропорта.
На этом все закончилось.

Паспорт испорчен и теперь его нужно менять,билеты на самолет пропали, в Лиенц на освящение Часовни я уже, естественно, не попаду.
А на руках штраф в 2 тысячи рублей, за то, что я якобы сам вырезал в своем паспорте лист и решил с этим паспортом лететь за Рубеж.
(Еще находясь в отделе погранслужбы, я звонил адвокатам, чтобы они посмотрели, как поступать в таком случае. Мария Серновец – адвокат, которая защищала меня в 2008 году от ложного обвинения, оказывается, уже была знакома с такими случаями и даже писала статью по этому поводу https://openrussia.org/post/view/280/
Посмотрев в инете, есть ли ещё подобные случаи, нашел: оказывается, это уже довольно наработанная практика. Как, например, в этой, когда директор центра содействия малочисленным народам Севера Родион Суляндзига захотел выехать на Всемирную конференцию ООН по вопросам коренных народов, у него также забрали на погранпосту паспорт, а когда вернули, в нем была вырезана одна страница: http://www.bbc.co.uk/…/140922_un_indigenous_russia_conferen… )

За прошедшие годы было многое – и незаконный арест, и нахождение 8 месяцев в тюрьме по обвинению, которое в дальнейшем оказалось несостоятельным, и высосанные из пальца обвинения в экстремизме и следующие за этим бесчисленные суды, где мы худо-бедно не только отстаивали свою правоту, но и добивались привлечения прокуратуры к ответственности за их произвол.

Находясь в этой атмосфере полного беззакония и беспредела, всё равно я как-то мог биться с ними, отстаивая свою правоту и хоть как-то законно защищаться.

Этот же случай в Домодедово имеет совсем иную природу, напоминающую мне не просто произвол и не просто беззаконие – а ОБЫЧНЫЙ ВУЛЬГАРНЫЙ И ПРИМИТИВНЫЙ БАНДИТИЗМ.

То есть это уже не государство, которое хоть и попирает закон и творит беспредел, но облекает это в какие-то более менее прилично-выглядящие формы.

В этом случае всё иначе: как тати – вышли из лесу, забрали у проходящего всё, что им нужно – и опять в лес.

Сказать, что произошедшее меня возмутило, как-то огорчило или тем более взбесило ? – Наверное, нет.
Часовня, в любом случае, построена и 1 июня будет освящена, конечно, неприятно, что в этот день я не смогу там быть, не смогу повидаться со многими, с кем оговорено встретиться, но даст Бог, ещё увидимся.

Единственно, что случилось, так это то, что ранее, при всех перипетиях — как своей жизни, так и нашей общей жизни в этой стране, — я всегда её называл НАШЕЙ. Больной, критикуемой мной по многим вопросам, но НАШЕЙ, какой бы она ни была.

Сегодня она перестала быть моей. Она уже не может быть моей – не потому, что многое из того, что я вижу, мне неприемлемо. С этим я боролся, этому я противостоял.

Она – не моя , потому что её уже нет, просто в природе.
Есть фикция,называемая Государством, без каких-либо государственных институтов, без намека на право или хоть какой-либо закон.
Есть братва, которая творит всё, что пожелает.

Она создала общак, благодаря которому живет, назначила и распределила смотрящих, а тех, кто не желает подчиниться их деспотизму, могут по-«пацански» наказать, вырвать с паспорта лист, забрать в кутузку или просто грохнуть.

Когда приехал сегодня домой с аэропорта, мне с Ростова сообщили, что двое человек, которые были руководителями группы казаков, собиравшихся также лететь в Лиенц – пропали. Одного – через полдня поисков нашли, задержанного в милиции, обвиненного его в убийстве; другого искали до позднего вечера и меньше часа назад нашли – в одном из райотделов милиции…

Разве это страна? Разве это государство?
Его нет.
А пустота не может быть чьей-то…

Источник — Open Russia Facebook


Пограничный произвол

13:18  /  8.05.15

7095просмотров

Железного занавеса нет. Но выезд отдельных категорий россиян за границу не приветствуется. Подконтрольные силовики, коим запрещен отдых вне Крыма и Сочи, не в счет. Внимание спецслужб обращено на «неблагонадежных» граждан, которых принято называть «пятой колонной». На границе их подвергают тройному контролю, который, впрочем, показывает, что они правопослушные жители страны. Чего не скажешь о силовиках, чьи проверки подчас проходят за гранью закона.

Вырвем страницу паспорта — и никуда не полетите

В апреле 2015 года председатель Саамского парламента Кольского полуострова Валентина Совкина через суд доказала, что спецоперацию по пресечению её вылета в Нью-Йорк на конференцию ООН по делам коренных народов мира организовало местное УФСБ. Сами чекисты до этого утверждали о непричастности к этой провальной операции.

20 сентября прошлого года Валентина Совкина и еще один член Саамского парламента планировали на машине пересечь российскую границу и вылететь авиарейсом из норвежского города Киркенеса за океан.

Активисты никого не посвящали в свои планы. Но перед выездом обнаружили порезанными колеса у машины. Поменяли автомобиль, однако в пути его трижды тормозили инспектора ДПС, которыми командовали гражданские люди, представлявшиеся «стажерами ГИБДД».

Валентине Совкиной удалось через суд получить доступ к материалам служебной проверки, проведенной УМВД по Мурманской области. Там есть объяснения инспекторов ДПС: они получили от сотрудника ФСБ инструктаж, какую машину следовало остановить и «под любым предлогом продержать на месте остановки до 1,5 часов».

В итоге, третья остановка, уже перед самой границей, привела к криминальному финалу. Совкина отказалась передать «стажеру ГИБДД», которым, как установлено в суде, оказался сотрудник ФСБ А.Гоман, свой загранпаспорт. Тогда в отношении нее, как она считает, был инсценирован грабеж. В присутствии силовиков к Совкиной подбежал незнакомец и стал вырывать из рук сумку с документами. На выручку женщине пришел водитель её машины. Он дважды догонял и задерживал грабителя. Но каждый раз силовики оттаскивали водителя, в итоге позволив задержанному скрыться в близлежащем лесу.

Из-за этих перипетий саамские активистки не добрались до границы и опоздали на свой авиарейс. «Спецслужбы ослабили контроль. А мы вновь поменяли машину и неожиданно для всех объявились на переходе. Быстро прошли пограничников и таможню, — вспоминает Валентина Совкина. — В последнюю секунду нас пытались остановить. Я показала штамп: контроль пройден! Пришлось выпускать в Норвегию».

В те же дни в других регионах России фиксировались схожие события — с участием лидеров малочисленных народов России, также приглашенных в Нью-Йорк на конференцию ООН.

При прохождении паспортного контроля в Шереметьево сотрудники ФСБ забрали загранпаспорт у Родиона Суляндзига, директора Центра содействия коренным малочисленным народам Севера. Вскоре ему заявили, что в документе не хватает страницы. «За 15 минут, пока паспорт находился у пограничников, из документа вырезали одну страницу. Паспорт признан недействительным и изъят», — рассказал СМИ отстраненный от полета Родион Суляндзига.

Аналогичный инцидент в Шереметьево произошел с бывшим членом постоянного Форума ООН по коренным народам Анной Найканчиной. В ее загранпаспорте оказались надрезанными несколько страниц. Не попал в Нью-Йорк Надир Бекиров, директор Международного фонда исследований и поддержки коренных народов Крыма. Он ехал в такси, которое заблокировали микроавтобусом, люди в балаклавах отобрали у него паспорт и скрылись. Председателю Карельского «Общества вепсской культуры» Зинаиде Строгальщиковой злоумышленники, явно осведомленные о её планах, влили клей в замки двери квартиры. Она опоздала на самолет и не смогла представлять на конференции ООН малочисленную финно-угорскую народность вепсы.

Запрещенные базы данных продолжают применяться

Эти и другие случаи задержаний на границе дали общественности повод всерьез обсуждать возможность использования спецслужбами засекреченных баз данных, куда вносятся фамилии «неблагонадежных» россиян.

В 2010 году с большой задержкой пересек российско-финскую границу петербуржский политолог Владимир Гельман, известный особым взглядом на события в России. Он утверждал, что на вопрос, в чём причина остановки, пограничники ответили: его фамилия есть в списке лиц, подлежащих «временному задержанию». Приказ поступил «сверху», и они как исполнители объяснить причину задержания не могут.

Нижегородскому правозащитнику Сергею Шимоволосу удалось получить доказательства того, что его фамилия есть в правоохранительной базе данных «Сторожевой контроль». Стоило ему приобрести в кассе авиа- или железнодорожный билет, как за ним начиналась слежка, его беспричинно останавливали, проверяли документы, подвергали опросам, а один раз даже задержали.

В 2011 году Европейский суд по правам человека, рассмотрев жалобу Шимоволоса на политический сыск в нашей стране, признал незаконным наличие у российских спецорганов баз слежения за передвижениями гражданских активистов.

Но события последних лет говорят о том, что черные списки сохранены и применяются при пограничном контроле. Вышеописанные события, когда сразу несколько делегатов малочисленных народностей России не попали на конференцию ООН, могут служить тому подтверждением.

Родион Суляндзига, которому в Шереметьево испортили загранпаспорт, позже написал в Facebook, что у спецслужб он всегда был «на особом счету». Активист признался журналистам, что «научен горьким опытом» и перед очередной проверкой документов просит подтвердить, что все страницы паспорта на месте. «Я получил новый паспорт, но остался в черных списках. На каждом контроле меня проверяют очень тщательно. Что-то все ищут».

Последний такой случай, о котором писали СМИ, произошел 16 апреля, когда в аэропорту Домодедово был задержан челябинский правозащитник Алексей Табалов. Поводом стало письменное указание ГУ МВД по Москве. Из его текста следовало, что органы знали о времени и маршруту перемещении активиста. Его немотивированно задержали для получения объяснение о целях приезда в Москву, сроке и месте пребывания в столице, сведениях о встречающих лицах и т.д.

После этой процедуры Алексей Табалов оставил в Фейсбуке запись: «Пробили по базе через сканер отпечатки моих пальцев на случай нахождения в розыске, сфотографировали в трех ракурсах на фоне нарисованной на двери линейки. Короче, я не понял, то ли я ВИП-персона, то ли опасный элемент… Интересно, меня так теперь всегда и везде во всех аэропортах страны будут встречать?»

На границе могут ожидать любые санкции

Эти и другие инциденты дают повод говорить о том, что российским спецслужбам дана отмашка, кого они в аэропортах и на вокзалах могут безосновательно задерживать и подвергать многочасовым досмотрам и проверкам по своим базам данных.

В одних случаях эти процедуры не приводят к серьезным последствиям для задержанных, если не считать потерянного при переходе границы времени и психологического дискомфорта от не вполне объяснимых либо избыточно засекреченных действий представителей государства. Но в других случаях их претензии злостно ограничивают в конституционных правах перемещающихся через границу людей.

В марте этого года петербургские следователи официально признали, что в электронных носителях, изъятых десять месяцев назад в аэропорту Пулково у директора Института региональной прессы (ИРП) Анны Шароградской, они не обнаружили материалов экстремистского содержания.

К многомесячной проверке, по сведениям адвокатов Шароградской, помимо Следственного комитета подключались ФСБ, прокуратура и МВД. Но разумных объяснений в пользу обоснованности снятия директора ИРП с авиарейса спецслужбы общественности не представили.

Проверка показала, что 5 июня 2014 года Анна Шароградская могла беспрепятственно вылететь в США, где много лет преподает журналистику в Университете Индианы. Но её без объяснения причин несколько часов продержали в комнате досмотра, не допуская туда адвоката. В итоге у Шароградской изъяли ноутбук и несколько флэш-карт, которые возвратили ей только в марте этого года. Вместе с уведомлением об отсутствии каких-либо претензий.

В Европейском суде по правам человека ожидает рассмотрения своей жалобы краснодарский журналист Юрий Иващенко. В 2010 году на границе Абхазии с Россию его подвергли многочасовому досмотру. Сотрудники Сочинской таможни, получив доступ к ноутбуку журналиста, перенесли 26 гигабайт информации, включая его личную переписку, текстовые файлы и фотографии, на свои DVD-диски.

Иващенко обжаловал эти действия в суде, где от представителя Сочинской таможни услышал доводы о том, что таможенники могут скачивать из ноутбуков, флеш-карт и плееров любую информацию, включая личную переписку и фотографии. «Скачиваем все и сразу, чтобы потом была возможность направить на экспертизу на предмет наличия в этой информации признаков экстремизма», — пояснил суду представитель таможни.

Сам журналист считает, что перед проведением досмотра он ни в чем противоправном не подозревался, не возникло к нему вопросов у спецслужб и после исследования всей базы личной информации из ноутбука. Следовательно, вторжение в его частную жизнь было необоснованным.

В апреле 2014 года при прохождении в Шереметьево паспортного контроля был остановлен главред интернет-портала «МедиаЗона» Сергей Смирнов, собравшийся на отдых в Белград. К нему подошли двое мужчин в гражданской одежде и без объяснения причин потребовали пройти с ними в служебное помещение. Они отказались представиться, но пригрозили, что могут не допустить его на борт самолета.

В служебном помещении от Смирнова потребовали пройти процедуры дактилоскопии, фотографирования в профиль и анфас, а даже сдать слюну на какую-то проверку. Чтобы не опоздать на самолет, журналисту пришлось подчиниться. Сотрудники заполнили какие-то документы, с которыми его не ознакомили и подписать не предложили.

Оценивая эти случаи, можно предположить, что на последних рубежах России представителем государства теперь дозволяется не обосновывать свои действия. Они могут применять к любому человеку какие угодно ограничения. И этот человек может остаться в неведении, на каком основании к нему применили эти санкции?

Произвол на границе пока остается безнаказанным

Директору ассоциации «Голос» Лилии Шибановой через суд удалось добиться признания незаконным факт изъятия в декабре 2011 года в аэропорту Шереметьево её личных вещей и ноутбука. Тогда досмотр и изъятие растянулись на 12 часов. Что искали, Шибановой не объяснили. Не предъявили претензий и позднее, после досконального исследования содержимого ее вещей и ноутбука.

Этот факт остался, пожалуй, едва ли не единственным озвученным в СМИ примером признания нарушенных прав и интересов гражданского активиста при пересечении границы. Остальные информационные сообщения говорят о том, что прокурорский и судебный надзор не усматривает в действиях спецорганов каких-либо отступлений от закона.

Седьмой месяц председатель Саамского парламента Кольского полуострова Валентина Совкина не может добиться привлечения сотрудников ФСБ к ответственности за преследование и имитацию грабежа. Уголовное дело возбудили только в отношении незадачливого грабителя. Правда, вскоре его приостановили «в виду неустановления лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности».

Не добился уголовного преследования в отношении сотрудников паспортного контроля аэропорта Шереметьево за вырванную страницу в паспорте и директор Центра содействия коренным малочисленным народам Севера Родион Суляндзига. «Выяснилось, что никто не виноват. Ни я, ни паспортный контроль мой паспорт не резали. Он порезался сам», — поведал в одном из интервью общественник.

Директор Института региональной прессы Анна Шароградская подала в суд иск к таможне, указав, что её личные вещи изъяли без предъявления судебного решения, а вернули не в полной сохранности и с повреждениями. Но признать действия таможенников незаконными в российских судах пока не удалось.

Главред интернет-портала «МедиаЗона» Сергей Смирнов написал жалобу в ФСБ по поводу его задержания, дактилоскопирования, фотографирования и забора биологического материала. Ответ был ожидаем: данные Смирнова неожиданно совпали с данными другого лица, подозреваемого в совершении преступления.

Прикубанский районный суд, а следом и Краснодарский краевой в споре журналиста Юрия Иващенко с сочинскими таможенниками не увидели в действиях последних отступлений от закона. Остается дождаться решения Европейского суда: какое решение он примет по жалобе журналиста, считающего, что в России нарушены его права на уважение частной и семейной жизни?

Вывод: изучайте свои права и путешествуйте налегке

Все перечисленные примеры наводят на мысль, что в закрытой зоне пограничного и таможенного контроля в определенный момент перестают соблюдаться конституционные права россиян. На смену законности приходит режим вседозволенности и безнаказанности. Любого человека без достаточных оснований могут задержать и снять с рейса, долгие часы держать в неведении, досматривать и изымать личные вещи, применить иные меры принуждения, лишая помощи адвоката. И даже доходить до крайности: портить загранпаспорта и организовывать нападения — как в ситуации с лидерами малочисленных народов России.

Адвокат Иван Павлов, представляя интересы Анны Шароградской в российских судах, в одном из интервью сказал, что намерен дойти до Европейского суда, так как затронуты интересы всех, кто, путешествуя, пересекает границу России. «Надо понимать, что не все права, гарантированные Конституцией, будут соблюдаться при осуществлении таможенного досмотра. Например, право на адвоката. Не будет обеспечена неприкосновенность личной переписки, которая содержится в ноутбуке или смартфоне», — считает Павлов.

Железного занавеса нет, но пока страна не остановилась в сползании к самоизоляционизму, любому путешественнику не помешает психологически подготовиться к внештатным ситуациям на границе и знать назубок свои права, так как на помощь юриста рассчитывать не придется. Особенно эти советы касается тех, кто считает себя хоть в какой-то степени оппонентом действующей власти, либо просто привык часто выезжать в страны устоявшейся демократии.



Categories: FSB, Raipon transformation, Repressions, Russian texts, Sami self-governance

1 reply

  1. Уже не знают что придумать (((

Добавить комментарий