2018.12 Сизоненко С.А. Олень — прошлое и будущее Таймыра

Сизоненко Сергей Анатольевич — заместитель Председателя Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов, заместитель председателя Делового совета Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ

На сегодняшний день в России насчитывается более миллиона гектаров земли, на которой невозможно вести традиционное сельское хозяйство, привычное для жителей юга и центральной полосы России. В регионах с суровыми климатическими условиями нельзя выращивать овощи, а плодовые деревья не приживаются. Отсутствие традиционных пастбищ сводит на нет организацию содержания крупного рогатого скота и занятие овцеводством. Единственной альтернативой было и остаётся ведение исконных промыслов коренных малочисленных народов Севера.

Для Таймыра оленеводство – этносохраняющая отрасль, а для коренных малочисленных народов полуострова, ведущих традиционный образ жизни, северный олень больше, чем просто животное. Этот северный красавец для них друг, кормилец и даже средство передвижения. Олень – уникальное животное. Благодаря ему коренные народы веками сохраняют исконные традиции своих предков, северяне соблюдают обычаи, формируют самые устойчивые семейные пары, которым незнакомо слово «развод». В таких семьях, как правило, много детей, которые чтут и уважают стариков. Тундровые и «лесные» оленеводы являются своеобразными хранителями своей земли. Таймырцы постоянно передвигаются («аргишат») на большие расстояния и за год преодолевают сотни километров таймырской тундры. Делается это для сохранения плодородных пастбищ. Большое поголовье оленей не может долго стоять на одном месте, потому что если они задержатся на срок более двух-трёх дней, то будет уничтожен весь кормовой ресурс этой территории.

Олень даёт людям ценное диетическое мясо. К сожалению, сейчас в нашей стране не до конца раскрыт потенциал этого уникального продукта. А ведь в нём нет холестерина и в большом объёме присутствует вещество селен, которое активно выводит из организма человека радионуклиды. Мясо северного оленя гипоалергенно и может легко войти в состав детского питания, причём даже после переработки и тепловой обработки оно сохранит большую часть своих полезных свойств. 

Секрет уникальности мяса северного оленя, как дикого, так и домашнего – прост. Всё дело в питании животного. Олень питается мхом – ягелем, коренные северяне называют его «олений мох». Это растение является ценнейшим природным антибиотиком. Ещё в древние времена северные народы с помощью отваров из ягеля лечили болезни, накладывали его на раны и ссадины, тем самым предупреждая появление инфекции и ускоряя заживление. Казалось бы, в тундре вы не найдёте ни чеснока, ни лимона, а коренные народы Таймыра никогда не страдают от цинги и иммунных заболеваний. Ягель – источник полезных веществ, которыми питается северный олень, тем самым укрепляя и сохраняя здоровье своих хозяев. 

К сожалению, оленина очень редко встречается в Центральной России, как правило, блюда из неё можно встретить исключительно в узкопрофильных дорогих ресторанах. Вы не найдёте оленину на рынках и в магазинах Москвы или Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода или Ставрополя. Возможно, всё дело в низком уровне информировании населения, отсутствии рекламы и нежелании продавцов открывать новых поставщиков с отдалённой территории России. Хотя цена за килограмм этого мяса не столь велика, особенно если приобретать его в больших объёмах непосредственно у заготовителя. А ведь северные домохозяйки знают, как минимум, пару десятков блюд, которых можно приготовить из мяса северного оленя, не учитывая того, что многие употребляют его в пищу сырым (без термической обработки). Жители полуострова считают это мясо наиболее ценным и полезным. 

Если наше государство обратит внимание на развитие и совершенствование оленеводства как отрасли сельского хозяйства, то возможно даже формирование «стратегического запаса питания» именно из оленины. При желании такие компании, как «Росрезерв» или «Оборонзаказ», могут расширить свой перечень продуктов тушёнкой из оленины, юколой (вяленое мясо с большим сроком хранения и высокой питательной ценностью) и т.д. При поступлении такого крупного заказа эта отрасль получила бы новый виток в своей истории и расширила свои границы. Многие отмечают, что дети, живущие в столице Таймыра (так называют Дудинку), не получают оленину, питаясь в школах и детских садах. Казалось бы, вот «под рукой» качественный продукт, а юные северяне его не едят. Опять же дело в отсутствии правительственного заказа на поставку оленины в общеобразовательные учреждения района. Хотя любой человек может понять, что свежее оленье мясо куда полезнее привезённой в замороженном виде из других регионов России говядины и свинины.

В случае запуска глубокой современной переработки, только из оленьей крови можно изготовить более семидесяти видов лекарственных препаратов. Особой строкой можно выделить рога северного оленя – «панты». Этот уникальный продукт очень востребован на востоке. Практически вся медицина Китая и Южной Кореи построена на использовании рогов оленя, а точнее – вытяжек из него, обладающих как иммуномодулирующими, так и общеукрепляющими свойствами. В последнее время на рынок по закупке пантов выходят и европейские страны, а также Соединённые Штаты Америки, которые уже оценили эффективность этого чуда природы. На Алтае одной из популярных процедур стали «пантовые ванны», которые смело вошли в бизнес-индустрию по оздоровлению и омоложению человека.

Из шкуры оленя испокон веков северные народы шили себе жилища – чумы, изготавливали обувь, одежду, люльки для новорождённых и даже спасательные жилеты. Расшитые бисером и национальными узорами парки и сейчас можно увидеть на коренных северянах. Обувь из камуса (часть шкуры оленя) популярна даже среди городских жителей. Именно в ней человек легко перенесёт сорокоградусные морозы, и его ноги всегда будут в тепле. Стоимость пары хорошо выполненных унтов обойдётся покупателю в среднем около 15-20 тысяч рублей. Отметим, что эта обувь пользуется повышенным спросом в Монголии и Бурятии. 

Кость оленя прекрасно подходит как для изготовления сувениров (на Таймыре широко распространено косторезное мастерство), так и для переработки в промышленных объёмах в костную муку. Пенис животного также пользуется популярностью в восточной медицине, зарубежные фармацевты приписывают ему уникальные свойства по поддержанию и укреплению человеческого здоровья. Подводя итог можно сказать, что олень – животное, которое можно «переработать» полностью, от кончиков рогов до хвоста. Но выйти на международный рынок и поставить «на поток» реализацию продукции оленеводства нашим северным народам пока не под силу. Как рассказали нам специалисты, для этих целей необходимо введение на территории современных мобильных убойных комплексов. Плановый забой оленя и его переработка поможет регулировать численность дикого северного оленя и не допускать его перенаселения в тундре. В отличие от домашнего животного, он не контролируется человеком, сильный прирост популяции может привести к уничтожению пастбищ, дальнейшему мору от голода и другим негативным последствиям. Кормовая база – а это богатая ягелем и другими растениями тундра – является необходимой составляющей жизни как дикого, так и домашнего северного оленя. 

Такие убойные комплексы производят в Екатеринбурге, и стоят они от двух до пяти миллионов рублей. В отличие от стационарных производственных комплексов, стоимость которых превышает сотни миллионов рублей, это сорокафутовые контейнеры, которые можно перевозить как на санях, так и на колёсной технике. Их можно установить в тех местах, где нужно проводить убой животных и тут же перерабатывать продукцию. Отметим, что основная проблема наших сельхозпроизводителей – это проблема сбыта. Такие же комплексы могут двигаться по пути миграции оленя и производить закупку.

Очень важно, чтобы со стороны крупных компаний была оказана своевременная помощь оленеводам. Взаимовыручка сейчас активно практикуется, люди обращаются за содействием, например: в решении проблемы с топливом, либо с приобретением продукции, и им оказывают помощь. Отмечу эффективность работы компании «Норильскгазпром», которая более сорока лет работает на территории полуострова. Она обеспечивает оленеводов конденсатом (выдаёт топливо) и приобретает продукцию у северян, происходит своеобразный «симбиоз».

Мы понимаем, что оленеводы, которые ведут традиционный образ жизни, – это самозанятые люди, которые не живут в городах и посёлках. Только на их инициативе и желании работать на Таймыре сохраняется эта уникальная отрасль сельского хозяйства. Отказавшись от северного оленя, таймырцы придут к массовой безработице, а переселение в посёлки потребует многомиллионных вливаний для строительства новых домов, школ и развития инфраструктуры.

Фотография Александра Супрунюка

Коренным образом ситуацию в домашнем оленеводстве изменило введение на государственном уровне субсидирования, направленного на поддержку и развитие этой отрасли сельского хозяйства. На одну голову оленя выделялось двести шестьдесят рублей из бюджета Российской Федерации, ещё такую же сумму начали ежегодно выплачивать субъекты страны в рамках дополнительной помощи оленеводам. Эффект от этого мероприятия ярко виден сегодня: сейчас на территории Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района насчитывается более ста одиннадцати тысяч голов домашнего оленя. Десять лет назад общее поголовье составляло менее пятидесяти тысяч животных. За эти годы популяция увеличилась более чем в два раза. Стимулирующие выплаты привели к тому, что оленеводы стали приумножать свои стада. На данный момент Правительство Красноярского края выделяет оленеводам единую фиксированную сумму пятьсот двадцать рублей на голову оленя.

Здесь большой вклад внесли специалисты Агентства по делам Севера. Они ведут целенаправленную работу по поддержке КМНС, ведущих традиционный образ жизни. Также таймырские оленеводы получают «кочевые выплаты» в соответствии с Законом «О социальных гарантиях» — восемь тысяч рублей на руки в месяц. Также мы выдаём оленеводам керосин для освещения и личных нужд, приобретаем им спутниковые телефоны. Последние не являются средством роскоши, они – средство безопасности для человека. В современном спутниковом телефоне автоматически определяются GPS координаты. Если в чрезвычайной ситуации оленеводу необходима помощь, то специалисты ГОЧС администрации Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района сразу видят точку его местонахождения. Знание координат позволяет быстро на вертолёте или спецтехнике добраться до человека и найти его среди сотен километров тундры. Также, общаясь между собой, оленеводы могут оказывать эффективную помощь своим землякам. Ведь оленья упряжка с лёгкостью преодолеет те места, где не пройдёт никакая современная техника.

Оленеводство на Таймыре имеет огромный потенциал; главное, чтобы популяция северного оленя сохранилась. Тогда и правнуки живущих на полуострове народов будут продолжать исконную работу своих предков.

Сергей Сизоненко, выступление на VIII Международном Форуме «Арктика настоящее и будущее», 5 декабря 2018 г., Санкт-Петербург

Источник — GoArctic.ru

 



Categories: Reindeer-herding, Russian texts, Taimyr region

Tags:

Добавить комментарий