2019.06 Шегультан зеленый (подборка материалов) / Arctic Consult


Шегультан — река в России, протекает по Свердловской области. Устье реки находится в 537 км по левому берегу реки Сосьва. Длина реки составляет 97 км.


2018.10 Мертвые реки: как промышленники выживают манси с Северного Урала / Комсомольская правда Екатеринбург 

«Комсомолка» выясняла, кто стал виновником загрязнения

ЕКАТЕРИНА САЛТЫКОВА, ЛЕВ ИСТОМИН

Вода на реке превратилась в зеленую жижу. Фото — Роберт Карапетян

Последние пару лет коренной народ севера находится на грани выживания. Некогда кристально-чистые реки отравлены технологическими отходами. Уже исчезла рыба, сейчас уходят животные… «Комсомолка» выясняла, кто стал виновником загрязнения.

Северный Урал – уникальное место. Его как будто отрезало от цивилизации. Чтобы добраться до самой крайней точки нужно идти по непроходимым лесам, бездорожью или просто арендовать вертолет (далеко не всем это по карману). В этих же краях живет коренной народ манси – их осталось не больше сотни. Живет так, словно время для них замерло. Две семьи ютятся в неказистых домиках в небольшой деревне Пакина. Остальные разбросаны кто где. Охота и рыбалка для манси основной промысел. По крайней мере, так было раньше. До того момента, как сюда не пришли промышленники…

РАНЬШЕ ИЗ РЕКИ ПИЛИ

Николая Пакина знакомые называют нетипичным манси – он не пьет, не боится работы, которой в этих местах хватает, живет в полном согласии со своей женой.

— Коля отличный мужик, столько на своих плечах тащит и не боится проблем. Сильный человек, — говорит друг семьи Николая Сергей Дворников. – Мы его в шутку даже «мансийским олигархом» называем.

В деревне Пакина на берегу реки Тальтия Николай с супругой (она у него, кстати, русская) живут уже более двадцати лет. Здесь они построили свою избу, рядом разбили огород, поставили баньку. Из соседей только двоюродный брат Николая – Алексей Пакин со своей супругой Тамарой и двумя сыновьями.

— В свое время нам помог бывший губернатор Свердловской области Эдуард Россель. У него была программа по поддержке малых народов. Мы тогда получили буран, электроэнергию, потом нам дали телефоны, — рассказывает Николай Пакин.

Озеро на реке Тальтия было чистым несколько лет назад. Фото: Сергей Дворников

А сегодня семья получает совсем небольшую помощь от государства – по 10 тысяч рублей в месяц на каждого, около 100 литров бензина в год и минимальный набор продуктов. Поэтому живут манси в основном тем, что добыли и вырастили сами.

— Раньше нас кормил лес и река Тальтия: тут был зверь, а в чистой воде – много рыбы. Мы пили прямо из реки некипяченую воду, — повествует мужчина. — Иголку кинешь на отмель, и потом за несколько секунд ее найдешь – вода как слеза была. Но сейчас это все исчезло из-за грязи. Да что говорить, взгляните сами.

И правда. Называть реку Тальтию кристально-чистой не поворачивается язык. Ярко-зеленоватый оттенок, неестественный налет на камнях больше напоминает техническую воду. Становится не по себе…

— Выпьешь такое, помрешь сразу, — грустно отшучивается Николай. – А ведь у нас такая рыба была: таймень и хариус, вы посмотрите на фото (протягивает фотокарточки). Раньше пили из реки некипяченую воду, а теперь подойти боязно!

На слегка помятых фотографиях связки крупной «породистой» рыбы. Ее Николай ловил в реке еще пару лет назад.

— В лесу еще живность водится, но звери тоже уходят, — вздыхает Пакин. – Не могут они рядом с грязной рекой жить.

Вот такую рыбу ловили на реке Тальтия несколько лет назад. Фото: Сергей Дворников

ВЗАМЕН РЕКИ ПОСТАВИЛИ СКВАЖИНУ

Откуда же грязь в этой глуши в 800 километрах от областного центра Екатеринбурга? Оказывается, что еще в середине прошлого столетия в двери к манси постучали уральские промышленники. Тогда в окрестностях Ивделя появились карьеры, где стали добывать тяжелые цветные металлы. А сегодня здесь работает несколько карьеров УГМК – промышленного монстра, поглотившего регион от областного центра до самых северов. Накопленные за добрых полвека работы десятки миллионов тонн отработанной породы пополняются новыми порциями. И это обернулось настоящим бедствием не только для народа манси, но и для всех местных жителей от Ивделя почти до самого Североуральска.

– Радует, что нам УГМК хоть скважину поставили в качестве компенсации за испорченную реку. Там воду и качаем. Жить ведь как-то надо, — сетует Николай. – А еще мост через Тальтию на месте сгнившей плотины построили. Дороги чистят. Хоть какая, но помощь.

Но вот равноценна ли эта компенсация за испорченную природу?

Супруги Пакины не скрывают – жить стало тяжело. Но пока держаться. Помогают манси жители Ивделя, да друзья.

– Лес для нас большая подмога: ягоды и грибы мы вымениваем у горожан на продукты. Договариваемся заранее по сотовому телефону, говорим, когда в Ивделе будем. Приезжаем, а они нас ждут, — объясняет Пакин.

Екатеринбуржец Сергей Дворников – частый гость в жилище Пакиных. Десять лет назад Николай выручил туриста, когда у него закончилась еда и сигареты. Они подружились. Теперь Сергей несколько раз в год навещает товарища.

— Это «чистые люди», не замаранные цивилизацией. Они, как и сто, двести лет назад, в одиночку противостоят суровому северному климату, живя в гармонии с природой, — говорит путешественник. – Только вот природу сегодня у них потихоньку отнимают.

РОДНИКИ И РУДНИКИ

Из деревни Пакина добираемся до Ивделя –40 километров по бездорожью тянуться вечность. В небольшом городе на севере региона живут почти 16 тысяч человек. Несколько лет назад местные жители называли Ивдель «родиной чистых родников». Но, похоже, это звание тоже смыло промышленными отходами.

— Вода в реке Ивдель отравлена рудодобывающими шахтами, она уже год как зеленая. Чиновники не хотят этого замечать. А нам-то что делать? — возмущается горожанка Елена. – В 40 километрах от города предприятием «Святогор», которое принадлежит УГМК, ведется добыча медной и медно-цинковой руды на Шемурском и Ново-Шемурском месторождениях.

По словам женщины, сегодня мало кто из горожан рискует пить воду из-под крана, даже кипяченую. Только родники и спасают. В реке — все та же зеленая жижа, которую не то, что пить – ей умываться страшно.

— Я одна живу, хожу по воду с «пятилитровкой» до родника два раза в день, — рассказывает бабушка Алевтина Матвеевна, — Мне одной много воды не надо. А у кого семьи, а транспорта нет – не навозишься, а с водопровода – там же «химия» одна.

Место, где живут манси. Фото: КП

Сотрудник Института археологии и истории РАН Илья Абрамов также утверждает, что предприятие «Святогор» продолжает отравлять окружающую среду.

— В прошлом году была отравлена река Ивдель. В этом году пришла очередь реки Шегультан – помутнела, позеленела, лишилась рыбы. Все это из-за разработки двух месторождений медно-цинковых руд компанией «Святогор», — говорит Абрамов.

По словам научного сотрудника, сегодня промышленники застраивают центр Екатеринбурга, а в 800 километрах уничтожают природу и экономят на самом элементарном: технологиях, экологии и людях. А местные чиновники, вместо того, чтобы встать на сторону возмущенных людей, «мычат что-то неразборчивое».

Воды нескольких рек от Ивделя до Североуральска уже непригодны для жизни разных видов рыб. Тальтия, Шегультан, Ольховка, Ивдель — раньше были не только украшением Северного Урала, но и его поилицей. И как ни стараются сегодня общественники, местные жители и промышленники решить проблему загрязнений: дальше слов, перебранок и неудачных проектов по исправлению ситуации дело не идет.

Последние годы река заражена «химией». Фото: Роберт Карапетян

ПОСТАВИЛИ ОХРАНУ И НЕ ПУСКАЮТ

В нескольких километрах от карьеров «Святогора» Шемур и Ново-Шемур находится уникальный природный заповедник «Денежкин камень», который также сегодня страдает от грязных вод. В самом заповеднике нет загрязнений, но и здесь исчезла рыба.

— Проводили исследования, которые показали, что в реке Шегультан больше чем в тысячу раз превышение по предельно допустимой концентрации по меди, — рассказывает пресс-секретарь заповедника Роберт Карапетян. — Странная ситуация с УГМК. Представители предприятия начали кампанию по дискредитации руководства заповедника. Когда специалисты Росприроднадзорапоехали брать пробы, я поехал с ними, чтобы вести съемку, но нас не пустили.

На дороге за 16 километров к уже упомянутому предприятию «Святогор» стоит будка охранника и шлагбаум.

— Мне преградили дорогу, мол, пропуска у тебя нет, разворачивайся, — разводит руками Роберт. – Охрана молчит, ссылаясь на указание руководства. А ведь эта территория относится к Ивдельскому лесничеству. Они что, взяли и попросту присвоили ее себе? И всех манси, которые здесь живут тоже? Им-то они пропуска выдали.

Охранник на шлагбауме не пропускает посторонних на территорию, где живут манси. Фото: Роберт Карапетян

В УГМК утверждают, что дорога, которую перегородили шлагбаумом – технологическая и ограничение на ней создано для безопасности людей.

По словам директора государственного заповедника «Денежкин камень» Анны Квашниной, она в курсе, что в воде из притоков Шегультана много примесей металлов.

— История не новая, сигналы о том, что рыбы нет в воде, были очень давно. Наш враг — химия. Мы хотим знать, что происходит, — говорит Анна Евгеньевна. – Надо изжить ту нежить, которая течет с карьеров

ПРОБЛЕМА ЕСТЬ, И МЫ ОТ НЕЕ НЕ УХОДИМ

Виновники надвигающейся катастрофы тоже не отмалчиваются. Но их речи пестрят почти советскими обобщениями: «мы в курсе», «не остаемся в стороне», «будем решать проблему» — заявляют представители УГМК. По их словам холдинг работает по проектам, которые созданы по заказу сторонних организаций. А в них есть недочеты. Говоря простым языком: промышленники не могут нейтрализовать весь вред, который они наносят добычей руды.

Дело в том, что у выработок нет качественной системы отведения вод. Из-за этого осадки просачиваются через отвал, вступают в реакцию с породой, обогащаются солями и металлами, окисляются, а потом стекают в реки. В прошлом году в Свердловской области был сильный паводок и ситуация с загрязнением рек предельно обострилась.

— Проблема с загрязнением есть, и мы от нее не уходим, — признается директор по горному производству УГМК Григорий Рудой.- К примеру, Шемурский карьер. Его дно мы выстелили специальной пленкой, также же поступили и с бортами карьера, чтобы собирать всю паводковую и грунтовые воды в этот карьер, а потом путем водоотлива выкачать ее на очистные сооружения и чистить там. Но из-за серьезного паводка у нас возникли проблемы. В декабре думаем сдать на экспертизу проект на больший объем очистки вод.

Мощность конструкций – 150 кубометров воды в час, но из-за дождей осадки были на уровне 300 кубометров в час. Поэтому в компании хотят отправить на экспертизу до конца года проект новой системы очистки на 400 кубометров в час. Однако когда он будет запущен — неизвестно.

Загрязненные места. Фото: КП

Ситуацией обеспокоены и экологи региона, следящие за популяцией рыбы в реках.

— Если карьеры, которые разрабатываются и сливы с них, окажутся в верховьях реки Лозьва (протекает рядом с Ивделем – Прим.ред.), то, конечно, рыбу таймень мы потеряем, — говорит кандидат биологических наук Владимир Скворцов.

С ним согласен доктор технических наук, профессор Александр Попов из Института комплексного использования и охраны водных ресурсов.

— Относительно экологического состояния правобережных притоков реки Тальтия: оно сложное, тяжелое. Рыбы нет из-за концентрации металлов в воде, — говорит ученый. – Один из основных источников загрязнений – это карьерные воды. Реки могут быть восстановлены, как только мы перестанем воздействовать на них.

Сейчас территорию, откуда идут загрязнения, закрыли от посторонних глаз, местным жителям выплачивают крохи на проживание, а неравнодушным говорят, что работают над проблемой. Только вот результатов пока не видно. А манси в этих местах с каждым годом становится все меньше…

ИСТОЧНИК KP.RU


2018.10 МЁРТВЫЕ РЕКИ. Вместо признания вины УГМК устраивает травлю экологов / Газета «Березовский рабочий»

На севере Свердловской области одна за другой умирают реки. Ивдель, Шегультан, Тамшер, Тальтия, Ольховка… Всему виной – карьеры медно-колчеданных руд ОАО «Святогор» (УГМК) — Тарнерское, Шемурское и Ново-Шемурское месторождения в Ивдельском и Североуральском городских округах. На минуточку, УГМК и её президент Андрей Козицын – любимые спонсоры Свердловской области. Хочешь – телебашню снесем, а на ее месте построим ледовый дворец. Хочешь – последние деревья вырубим в центре города и построим очередной храм. Хочешь – реки на севере Урала погубим, чтобы заработать денег на все эти прихоти…

Ивдель купили?

Жители Ивделя уже который год вынуждены пить воду из реки, в которой умерла не только рыба, но и вообще все живое. В прошлом году жители Ивделя кричали «Помогите нам! Нас травят!». Кричали долго, но никто их почему-то не услышал. Тогда всем стало известно, что реку Ивдель, из которой пьют воду жители одноименного города, отравила рудодобывающая компания «Святогор» (УГМК). Отвалы породы, из-под которых течет ядовитый ручей, и стал причиной отравления. Росприроднадзор тогда взял пробы воды на анализ.

— Источником загрязнения реки Тальтия могут являться подотвальные воды, образующиеся в объектах постоянного размещения отходов «Святогора» и отвалов этого же предприятия», – заявила замначальника отдела надзора в области использования и охраны водных объектов Росприроднадзора по Уральскому федеральному округу Елена Титкина.

Как сообщает ИА «Новый день», независимый анализ проб тогда показал, что на водозаборной станции Ивделя нормы ПДК превышены более чем в 3 раза по содержанию алюминия, в 2,7 раза – по марганцу. Данные на притоках реки Ивдель вообще повергли в шок специалистов: превышение ПДК по железу – в 1460 раз, по меди – в 166 тысяч раз, алюминию – в 125 тысяч раз, марганцу – в 5 тысяч, цинку – в 8 тысяч раз. Нарушения также зафиксированы по содержанию кадмия, никеля, хрома, ртути, кобальта и цинка.

— Нас же натурально травят: ни мыться, ни стирать в такой воде нельзя! – рассказала информационному агентству 66.ru Нина Веретина, жительница Ивделя. — Горожане дружно набирают воду с родников в бутылки и канистры, потому что даже собак поить тем, что течет из крана, страшно.

Фильм создан съемочной группой Х, он о загрязнении Уральской реки Ивдель (в Свердловской области, на Северном Урале) Зверь и рыба покинула эти места, реки мертвы, но на их берегах живут люди, жизнь которых, больше похожа на выживание. Этот фильм о том, как большие экономические игроки, добывая руду, пренебрегают технологиями и уничтожают природу. Наш фильм об экологической катастрофе. Надеемся, что эту проблему не обойдут стороной соотечественники. Гласность, наше лучшее оружие…

В прошлом году все закончилось для УГМК как нельзя лучше. Компания «Святогор» официально признана надзорными органами виновной в экологической катастрофе на севере Свердловской области, ее оштрафовали на 40 (!) тысяч рублей. И вроде бы все успокоились. То ли вода очистилась, то ли PR-служба УГМК всех урезонила известным способом… Ни обещанных голодовок, ни перекрытия трасс тогда не случилось.

Кстати, в прошлом году в Ивделе прошли публичные слушания по вопросу расширения и углубления этого рудника. И жители в большинстве своем высказались против, что не помешало представителям УГМК положить болт на мнение жителей.

Чертовы ботаники…

В этом году ситуация усугубилась. Еще весной директор заповедника «Денежкин Камень», что находится и в Ивдельском, и в Североуральском городских округах, забила тревогу: хариус в заповедных реках пропал. Место нереста редкой рыбы в верховьях рек, берущих начало с горных вершин заповедника, превратилось в безжизненное водянистое нечто. Рыба пропала. Что делать? Экосистема заповедника начала рушиться.

Тогда и возникли подозрения, что очистные сооружения медно-колчеданных рудников УГМК не справляются с объемами добычи и «потекли» в сторону особо охраняемой природной территории. Анна Квашнина, директор заповедника, пыталась созвать пресс-конференцию в свердловском Доме журналистов, но «дом» ей отказал: не хотелось ссориться с УГМК. После этого пресс-секретарь заповедника Роберт Карапетян, обладатель ТЭФИ и других престижных премий за документальные фильмы, положил «партбилет» Союза журналистов на стол – «Такой союз нам не нужен».

Проглотив эту пилюлю, руководство заповедника продолжило исследование рек. Взяв несколько проб, «ботаники» ужаснулись:

— Отправили пробы на анализ в пермскую лабораторию, и анализ показал, что все плохо: очень много сульфатов, железа, реки грязные. Причем Тамшер был хуже Ольховки. На вид была обычная вода, но ребята попробовали, сказали – ужас», — рассказывает директор заповедника.

Результаты анализов независимой лаборатории очень серьезные. Так, в реке Шегультан концентрация меди превышает уровень ПДК в 780-1800 раз, алюминия – в 16 раз, кадмия – в 3,4 раза, марганца – в 91-97 раз, цинка – в 360 раз. В реке Тальтия концентрация меди превышает уровень ПДК в 3500 раз, алюминия – в 2385 раз, кадмия – в 1,5 раза, марганца – в 174 раза, цинка – в 300 раз.

Константин Возьмитель, старший государственный инспектор в области охраны окружающей среды государственного природного заповедника «Денежкин Камень», называет очистные сооружения УГМК «показными», а пруды-нейтрализаторы – «малюсенькими ванночками». «Нет у них ни фига. Есть показные очистные, построенные в прошлом году только. Такие, видимо, «для себя» очистные, чтоб показать проверяющим, попить воду из них на выходе. Но сюда попадает капля, а море — течет на все четыре стороны. Я не уверен даже, что их очистные справляются с водооткачкой из карьера, не то, чтоб подотвальные воды улавливать».

Солнце, воздух и вода – наши лучшие… враги!

3 октября все же состоялась пресс-конференция. На нее согласился только Ельцин-центр, остальные – отказали, возможно, контракты с УГМК на это повлияли. Кстати, многие СМИ Свердловской области «законтрактованы» с УГМК: это может значить, что никаких негативных публикаций про корпорацию не допускается, только – позитив.

На пресс-конференции от УГМК выступал Григорий Рудой, который в 2012 году прославился тем, что дал взятку чиновнице от Росприроднадзора за то, чтобы проверка «Святогора» была более лояльной… Чиновницу тогда посадили за взятку, а Рудой – покаялся, почти избежал наказания и… был повышен по должности в УГМК.

УГ­МК по­до­зре­ва­ют в мас­штаб­ных взят­кахУГ­МК по­до­зре­ва­ют в мас­штаб­ных взят­ках

Пресс-конференция в Ельцин-центре. Григорий Рудой — справа.

Господин Рудой на этой пресс-конференции заявил, что причина загрязнения северных рек Свердловской области совсем не УГМК, а солнце, ветер и вода. Да-да. Обильный паводок, якобы, привел к тому, что очистные сооружения рудников переполнились и извергли нечистоты в реки.

— Сам климат страны, сама природа вносят определенный вклад в текущее фоновое состояние. Ветер, паводки, солнце, дождевые осадки. В движение приходят горные породы. Нарушение природного дисбаланса плюс наши карьеры. Как результат — большие концентрации кислых вод, — на голубом глазу заявил Григорий Рудой, но при этом посчитал одним из виновников проблемы «Святогор».

Почти полтора миллиарда он пообещал потратить на комплекс мероприятий, которые будут решать проблемы в два этапа. Первый этап направлен на устранение острых проблем (здесь и сейчас). Второй предусматривает их реализацию в течение 2-2,5 лет.

Снимаю, порчу

Самое интересное началось после пресс-конференции. Пресс-служба УГМК, кстати, выходцы из ГУВД Свердловской области, начали атаку на заповедник. Они не признали наличие экологической катастрофы в Свердловской области. Они решили выгородить свое предприятие нетривиальным пиаром: наверное наняли «недожурналистов», общественников, некоторых чиновников.

На сегодняшний день, главную роль в очернении заповедных людей играет странный профессор из УрГЭУ, а по совместительству главный редактор сетевого издания «Интермонитор» Евгений Ющук, который специализируется на интернет-войнах. Ему не интересна экологическая катастрофа в Свердловской области. Он, вероятно, отрабатывает бабло УГМК и пытается втоптать в грязь бедных ботаников из заповедника.

На сайте Ющука черным по белому написано, что он оказывает платные услуги по информационной войне в интернете, обучает конкурентной разведке, занимается удалением негативной информации из интернета. В общем, понятный во всех смыслах чувак. Мне кажется, УГМК себя дискредитирует, общаясь с таким странными личностями. Хотя, нет. Пресс-служба УГМК способна и не на такое. Мне жаль студентов УрГЭУ, они вынуждены иногда ходить на лекции вот этого Ющука, который занимается информационной войной за деньги.

Евгений Ющук занимается войнами в интернете

Самое интересное, что Ющук пытается столкнуть двух миллионеров из «Форбса» — Махмудова (УГМК) и Дерипаску (РУСАЛ). УГМК своей ответственности в загрязнении рек не спешит признавать. В подконтрольных им СМИ начала распространяться информация о том, что в реках обнаружены следы алюминия, к производству которого они не имеют отношения. Медные пиарщики пытаются переложить ответственность за мертвые реки и намекают на то, что источником алюминия может быть предприятие СУБР, входящее в холдинг РУСАЛ Олега Дерипаски.

Мёртвый лось на берегу отравленной реки

Пробы хуже с каждым днем

В этой ситуации поражает реакция чиновников. Проблеме больше двух лет, а надзорные органы только сейчас зачесались, когда информация вышла в жесткий паблик. Только в октябре пробы из рек брали раза три, приезжали сотрудники прокуратуры области, Росприроднадзора, минприроды. Правда, и здесь угмковские пиарщики постарались на славу.

На прошлой неделе сотрудники федерального заповедника «Денежкин Камень» приняли участие в отборе проб воды из рек Ольховка и Шегультан, которое производил в рамках рейда Росприроднадзор по УрФО. Надзорное ведомство проводит проверку по заявлению директора заповедника Анны Квашниной, и заповедник был приглашен в рейд в качестве заявителя. Журналисты телевизионного агентства «Скрытая камера» и газеты «Вечерний Краснотурьинск» согласовали с Росприроднадзором возможность сбора материала во время отбора проб для освещения в СМИ.

Пробы должны были отбирать в реках Тамшёр, Ольховка и Шегультан, однако, поскольку места отбора проб сильно удалены друг от друга, жесткого плана отбора проб не выработано, договорились действовать по ситуации. Все места отбора проб находятся на территории лесничеств, Ивдельского и Карпинского.

На недавно установленном КПП «Святогора» за 16(!) километров до карьера перед мостом через реку Тальтия часть участников выезда не пропустили, ссылаясь на отсутствие их в списке. Не пропустили также представителей СМИ, также из-за отсутствия их фамилий в списке.

В целях снятия остроты вопроса представитель Росприроднадзора принял решение начать отбор проб с другой точки, проезд на которую не требовал проезда через КПП. Пробы благополучно взяли, но подконтрольные УГМК СМИ в этот же вечер разразились блевотиной: «заповедник устроил PR-акцию», «сотрудники заповедника могли подменить пробы» и прочее.

Бессовестное поведение пиар-службы и подконтрольных журналистов, нежелание признать экологическую катастрофу, травля экологов, похоже, не поможет козицынским медникам заглушить ситуацию с мертвыми реками. Им придется отвечать перед законом – наверняка будут уголовные дела, многомиллионные штрафы.

Съемки рек Ольховка и Шегультан Североуральского городского округа во время рейдовой проверки и отбора проб Росприроднадзором по УрФО. 11 октября 2018 г. Источником загрязнений являются карьеры ОАО «Святогор».

Публикации об отравлении северных рек

В ре­ках сверд­лов­ско­го за­по­вед­ни­ка «Де­неж­кин Ка­мень» по­мут­не­ла во­да и ис­чез­ла ры­ба

Ка­рье­ры Ко­зи­цы­на за­ли­ли ураль­ские ре­ки ме­дью

Эко­ло­ги­че­ская ка­та­стро­фа на се­ве­ре Ура­ла мо­жет по­ссо­рить Ко­зи­цы­на и Де­ри­пас­ку

Про­ку­ра­ту­ра про­ве­рит очист­ные со­ору­же­ния, ко­то­рые год за­ли­ва­ют нечи­сто­та­ми две ре­ки

От­хо­да­ми вы­ра­бот­ки и кис­ло­той за­гряз­не­ны сра­зу несколь­ко рек

Мед­ные ре­ки

«Я, конечно, боюсь. Но то, что происходит там, еще страшнее»

Поход к отвалам рудника Шемурского месторождения. Во время похода было взято несколько проб воды для последующего анализа в лаборатории. Позже узнали что в пробах воды имелись многотысячные превышения ПДК по меди, железу и многим другим химическим элементам.

Фильм об экологической катастрофе на реке Тальтия и сложности выживания манси в поселке «Юрта Пакина».

Специально для г-на Ющука

В редакцию газеты «Берёзовский рабочий» пришло письмо от г-на Евгения Ющука с требованием поставить в этот материал его комментарий. Он ссылается на ст. 46 закона «О СМИ», где речь идет о праве на ответ. К сожалению, сайт berinfo.ru не является средством массовой информации, к нему не могут применяться статьи закона. Тем не менее, мы пошли навстречу г-ну Ющуку и публикуем его комментарий, не исправляя даже пунктуационные и грамматические ошибки. Наслаждайтесь.

«Евгений Ющук: Я действительно являюсь профессором Уральского государственного экономического университета, где веду магистратуру по Конкурентной разведке. И я действительно возглавляю компанию «Маркетинг рисков и возможностей», одна из функций которой – противодействие «черному PR» и соответственно, информационная война. Кроме того, я действительно являюсь Главным редактором издания Интермонитор.

Ситуация с признаками, как я считаю, коррупционных проявлений со стороны Администрации заповедника “Денежкин камень”, является предметом нашего журналистского расследования и не связана с прочей моей деятельностью.

Причиной, по которой я как журналист обратил внимание на экологический конфликт Администрации «Денежкиного камня» с УГМК, послужил инцидент, когда после пресс-конференции, созванной госпожой Квашниной, возглавляющей заповедник, вдруг через полдня госпожа Квашнина поменяла свои выводы об этом мероприятии на противоположные.

Начали же свое журналистское расследование мы после того, как госпожа Анна Квашнина со своим супругом Константином Возьмителем сорвали мероприятия Роспотребнадзора по взятию проб воды на территории предприятия “Святогор”, затем взяли пробы на другой территории так, чтобы при этом не присутствовали их оппоненты, а потом в кузове грузовика с пробами воды оказался бесконтрольно Константин Возьмитель – муж Анны Квашниной. Все это в комплексе создало ощущение провокации, и зафиксировано на видео.

Главным обстоятельством, которое заставляет предполагать вероятную коррумпированность Анны Квашниной производителем алюминия СУБРом, является категорический отказ госпожи Квашниной замечать алюминий в пробах воды, при том, что она знает, что у УГМК алюминия нет вообще.

Ну, а когда чиновник начинает явно подыгрывать одной коммерческой структуре против другой в многомиллиардных вопросах – на мой взгляд, любой добросовестный журналист должен расследовать эти обстоятельства и выяснять их причину.

А ситуацию с экологией, несомненно, надо расследовать и решать. Не выгораживая при этом ни одну компанию и не пытаясь «не замечать» алюминий в воде».

Источник — Газета «Берёзовский рабочий»


 



Categories: Шельгутан, Extractive industry, Photo, Pollution, Russian texts, Smear, Video

Tags: ,

Добавить комментарий