2012.11 Поморско-норвежский шпион

Поморский активист Иван Мосеев обвинен в разжигании национальной розни в отношении русских

Алексей ЗайцевМаксим Солопов 12.11.2012, 21:01

В Архангельске начался судебный процесс по делу руководителя областной «Ассоциации поморов» Ивана Мосеева, которому вменяется возбуждение ненависти или вражды по отношению к социальной группе «русские» (ч.1 ст. 282 УК). Дело в отношении Мосеева было заведено вскоре после того, как в апреле 2012 года на сайте «Эхо русского севера» появился анонимный комментарий «Что ты с нами сделаешь? Вас миллионы быдла, а нас 2 тысячи людей».

По версии следствия, автором записи является Мосеев, а под словом «вас» подразумеваются русские. Защитник поморов, в свою очередь, утверждает, что не оставлял никаких экстремистских комментариев.

Первое заседание по делу активиста продлилось лишь несколько минут, поскольку сам обвиняемый находится в больнице с обострившимся хроническим заболеванием. Заседание перенесено на 21 ноября, к этому времени, по словам адвоката Вениамина Белова, Мосеев, возможно, уже выйдет из больницы и сможет прийти в суд.

Дискуссия, ставшая предметом разбирательства, до сих пор доступна в сети. Судя по всему, комментарий стал ответом на призыв поморам «уняться», автор которого несколькими постами раньше написал, что «нас, …, в Архангельской области — 1 млн. 200 тыс. Вас, поморов — всего 2 тыс» (орфография оригинала сохранена). Кроме того, на сайте присутствует множество других оскорбительных комментариев в адрес коренного населения Архангельской области, однако они не вызвали интереса у правоохранительных органов.

На приписываемое Мосееву высказывание в ФСБ пожаловался главный редактор «Эха русского севера» Илья Азовский. Привлеченные следствием эксперты сочли, что комментарий о «быдле» оставлен «с целью склонения граждан к осуществлению … экстремистской деятельности против отдельной национальной группы – «русские», из личной неприязни к лицам данной национальности». Суд приобщил текст этой экспертизы к материалам дела.

Адвокат Белов на суде утверждал, что комментарий о «быдле» не принадлежит его подзащитному. «Кроме того, там ни слова нет о русском народе. Мы считаем, что это надуманная позиция (обвинения). В связи с этим полагаем, что оснований для возбуждения уголовного дела не было», — рассказал Белов. Адвокат туманно сообщил, что в деле присутствует «политическая подоплека», однако прояснить какие-либо детали «Газете.Ru» отказался, заявив, что готов комментировать лишь юридическую часть дела.

Мосеев возглавляет научный центр «Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера» при Северном (Арктическом) федеральном университете. В рамках своей общественной организации, «Ассоциации поморов», он добивается официального признания поморов коренным малочисленным народом севера. Такой статус позволит, в числе прочего, изменить правила охоты и землепользования на территории проживания поморов. Как сообщается на сайте «Права народов», признанию поморов коренным малым народом севера препятствуют «в основном алмазодобывающие кампании Архангельской области, их лоббисты в областном законодательном собрании, и «крышующие» их влиятельные коррупционеры из силовых структур». Поморы препятствуют разработкам алмазных месторождений, распространенных на территории проживания малого народа, утверждают активисты «Ассоциации поморов».

Сайт «Эхо русского севера», главред которого пожаловался на экстремистский комментарий в ФСБ, еще в июле опубликовал статью «Ответить за «гнилой базар». В материале, опубликованном без подписи, Мосеев фактически обвиняется в работе на иностранные спецслужбы.

Активисту ставят в укор контакты и «деловые связи» в Норвегии и его зарубежные деловые поездки («Ассоциация поморов Архангельской области» сотрудничала с организацией «Баренц-секретариат»; в ее деятельности помимо России принимают участие Норвегия, Швеция и Финляндия, а программы финансируются норвежским МИДом).

По версии «Эха русского севера», деятельность Мосеева, направленная на защиту прав поморов, осуществляется в интересах Норвегии. «Мы выдвинем такую версию, объясняющую, на наш взгляд, всю движуху вокруг и около поморов: конечная цель норвегов — получить доступ к недрам Архангельской области и соседних территорий с последующим контролем над ними», — считает автор заметки.

«Шпионская версия» получила дальнейшее распространение, взбудоражив в том числе норвежские СМИ. Однако в понедельник Архангельский областной суд объявил, что обвинения в государственной измене или шпионаже Мосееву все-таки не предъявлены.

Сам активист утверждает, что в его уголовном деле есть пассаж о том, что «норвежскими спецслужбами через Мосеева ведется работа по дестабилизации социально-политической обстановки в Архангельской области».

Сам Мосеев настаивает, что в статье «Эхо русского севера» были незаконно раскрыты его персональные данные: в статье действительно опубликован адрес поморского активиста. Кроме того, в тексте автор материала рассказывает подробности о том, как проходил допрос Мосеева в Следственном комитете. Как сообщает движение «Права народов», активист дважды жаловался в прокуратуру на разглашение персональных данных, но там нарушений УПК не зафиксировали. Адвокат Белов в разговоре с «Газетой.Ru» также пожаловался на то, что следствие еще до передачи дела в суд допустило «огрехи». «В уголовном деле есть существенные недостатки, мы будем добиваться оправдательного приговора», — заявил защитник.

Вопрос о том, должны ли поморы быть признаны малым народом или же все-таки являются субэтносом русского народа, не имеющим юридически закрепленных прав, остается открытым, говорят эксперты, к которыми обратилась «Газета.Ru». В случае с поморами, считает директор Института этнологии и антропологии Валерий Тишков, особого статуса может и не быть. По его мнению, малая численность народа не играет ключевой роли при решении вопроса о его статусе. Если бы сейчас коренными малочисленными народами признали все народности численностью менее 50 тысяч человек, то таких в России должно быть около ста, а не 42, как в настоящий момент.

«Признание такого статуса связано с традиционными хозяйствами: оленеводством, рыболовством, охотой. — объясняет Тишков. — В то время как у поморов традиционной экономики, как таковой, нет: это преимущественно городские жители».

Кроме того, по крайней мере, в академической среде, преобладает точка зрения, согласно которой поморы — часть русского народа, такая же как казаки, лишь обладающая дополнительно особой формой идентичности. «У них нет своего языка, как, например, чукотский, эвенкский или какой-то другой, требующий государственной поддержки», — подчеркнул Тишков.

Старший научный сотрудник Института языка, литературы и истории Коми научного центра УрО РАН Валерий Шарапов напоминает, что вопрос о придании народу какого-либо статуса всегда отчасти политический. Поморы, по мнению, эксперта, с самого начала допустили ошибку, предопределившую исход их борьбы за особый статус. «Я и лидеру этого движения говорил, и повторить могу еще раз: они допускают стратегическую ошибку в своей деятельности, они называют себя нерусскими. На самом деле поморы – это составляющая часть русских, это северная группа. А они почему-то акцент делают на противопоставлении всему русскому. Занимаются поисками финно-угорских корней, и в этом они правы отчасти, в смысле языка. Но стратегически они допустили ошибку и, по-моему, за это поплатились», — сказал эксперт.

Источник — Gazeta.ru



Categories: Arkhangelsk region, Criminal case of Ivan Moseev, Criminalization of IP leaders, Pomor people, Russian texts

Добавить комментарий