2019.07 Россошинская режиссура / Информационное агентство БМК

Обращение к президенту. Кадр из видеообращения

История обращения жителей посёлка Россошино к президенту России известна уже, похоже, всей Бурятии. Да и не только.25 человек, записавших видеообращение — это, конечно, не всё село. Но рассказ о задержаниях, казематах, расстрелах и варварском отношении к природе произвёл эффект разорвавшейся бомбы.

Как по сценарию

Надо отметить, что после появления обращения история разворачивалась так, как будто ею управляет какой-то опытный режиссёр. Выступление с трибуны Хурала депутата Малышенко, появление множества публикаций, в которых «Забайкальскую горнорудную компанию» (ЗГРП) заклеймили, не дожидаясь результатов расследования межведомственной комиссии. И, как вишенка на торте – фейковое заявление о том, что якобы глава компании перед всеми извинился и пообещал наказать виновных. А результаты работы комиссии, похоже, будут совсем не такие, на которые рассчитывали те, кто раскручивает эту «сенсацию». По крайней мере, сельский сход в селе Россошино вскрыл немало реальных проблем, которые не дают местным жителям жить привычной жизнью.

Охота без границ

Первое, на что обращают внимание жители в своём обращении — это то, что основой существования для них является охота и рыбалка. Действительно, на сходе егерь Баунтовского охотхозяйства Николай Казаченко сетовал, что даже ему неизвестно, где конкретно находятся границы участка ЗГРП – ни его начальство, ни местные, ни районные власти до жителей села эту информацию просто не довели. Из-за этого, мол, жители нарушают границы участка и их задерживает охрана рудника и передает в правоохранительные органы для установления личности. В итоге проблему пообещал решить директор ЗГРП Александр Воронков— Нарисуем карту и повесим на стену администрации, — подтвердил он. Таким образом, жители будут знать границы участка предприятия, а нелегальные «нефритчики» не смогут прикрываться охотничьим промыслом.

Но гораздо большая проблема, как выяснилось, с самой возможностью охоты. Эвенки, как известно, могут охотиться безо всяких лицензий — закон им это позволяет. Но при этом жители не знают актуальные требования законодательных изменений.— Вы должны подтвердить документально, что именно охота является для вас основой существования, — заявил на сходе замруководителя Бурприроднадзора Серей Нестеров. — Вам надо обратиться в суд, чтобы он вынес такое решение. Нестеров также высказал свой взгляд на традиционную охоту. По его словам, пользоваться нарезным оружием — это «не традиционная охота», а применять можно только силки.

Мало того, получить лицензию на добычу ряда особо ценных зверей россошинцам будет невероятно сложно. Например, как рассказал Нестеров, «на добычу «пантача» у нас 12 лицензий на всю Бурятию и разыгрываем мы их в течение 10 минут». Для участия в розыгрыше нужно подать заявление на сайте госуслуг, но сделать это очень непросто — в селе нет сотовой связи и интернета, а единственная точка доступа — в сельской администрации.

Очищение тайги

Второе громкое заявление, прозвучавшее в обращении — о «сжигании тайги». На сходе жители пояснили, что были сожжены несколько охотничьих домиков: — Домик стоял со времён Советского Союза, а теперь сотрудники ЗГРП его сожгли, — рассказал один из охотников.

На этот тоже ответил представитель Бурприроднадзора. Оказывается, уничтожать «зимовья» — это требование надзорных органов. — Согласно федеральному законодательству, на каждый домик должно быть разрешение, — пояснил Нестеров. И если за участок отвечает ЗГРП, то они обязаны неразрешённые объекты уничтожать.

Добыча или сбор

Третье обвинение — в добыче «окатыша» — нефритового камушка, который находят в реке Нижняя Цыпа. Как выяснилось на сходе, ЗГРП не только не скупает окатыш, но и не добывает его. Эту деятельность, предположительно, ведет другое предприятие, получившее разрешение на добычу косового золота, не имеющее отношения к ЗГРП.

— Наша техника вся до единой находится на месторождении — это очень легко проверить. Я больше скажу — сейчас выдано уже несколько лицензий на добычу золота на Цыпе. открытым способом. А вы сами видите, во что превращаются реки, когда на них заходят бульдозеры и экскаваторы, — рассказал Александр Воронков под возмущённые возгласы присутствующих. — Конечно, ни о каком бережном отношении к нерестовым рекам не будет и речи.

В тайгу — с паспортом

Самое серьёзное из обвинений — в незаконных задержаниях сотрудниками ЗГРП «и их полицейскими», избиениях и содержании в «тюрьме» на Кавоктинском месторождении. На это ответили представители правоохранительных органов: — Наши сотрудники ЗГРП не подчиняются — их обязанность проверить цель нахождения гражданина на участке ЗГРП и установить его личность, — сообщил представитель МВД. — Задерживают много жителей других населённых пунктов — Иркутска, Улан-Удэ и Читы, почти у всех документов нет. Многие находились в федеральном розыске. И если нет документов — мы обязаны выяснить личность. Иногда вывезти с месторождения в райотдел сразу не удаётся — надо ждать транспорт по несколько дней.

 Пока не было ЗГРП, здесь тысячами были люди — иностранцы, не самые лучшие люди, — напомнил собравшимся заместитель министра МВД Баир Хамагаев. — Сколько мы здесь ловили?! А сейчас чужаков нет. Также он пообещал разобраться с каждым случаем применения силы, указав на присутствовавших в зеле представителей прокуратуры, следственного комитета и структур внутренней безопасности МВД. Жителям также было рекомендовано носить документы, отправляясь на охоту и рыбалку, чтобы ни у кого не возникало вопросов, что они россошинцы, а не находящиеся в розыске преступники.

Работа вместо нарушений

Примечательно, что одним из первых вопросов жителей поселка Россошино была просьба о трудоустройстве. Воронков, напомнил, что 9 человек из поселка работают на месторождении (назвал их поименно) и еще и 32 из Баунтовского района. Он также выразил открытость брать и обучать новых выходцев из Россошино, при наличии необходимой базовой квалификации. Представитель правоохранительных органов также предложил трудоустройство в МВД республики, так как в Баунтовском районе не хватает кадров и приходится командировать людей из других регионов.

Вопросы о завозе горючего, после которого остаются масляные следы на льду оказались также «не по адресу». Оказалось, что собственные бензовозы ЗГРП работают только на месторождении, а завоз организуют поставщики топлива.

Александр Воронков записал все случаи задержания техники и пообещал разобраться и помочь с ее возвращением владельцам. Представитель правоохранительных органов в свою очередь подчеркнул готовность вернуть изъятую технику согласно процедуре, при наличии соответствующих регистраций и документов, подтверждающих право собственности на нее. При этом он отметил, что по ряду изъятых единиц техники даже не было обращений о возврате.

Представители властей рассказали и о суммах налогов, поступающих в бюджет района от ЗГРП (9% собственных доходов), о средствах, выделяемых на социальные мероприятия в районе и селе. Но большинству присутствующих было важно услышать, что будет сделано конкретно для них.

За кулисами

Конечно, среди россошинцев есть и те, кто всегда зарабатывал на жизнь добычей нефрита. И, когда наказание за незаконную добычу ужесточились, пытался продолжать добывать камень, прикрываясь статусом КМНС (коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока). Сейчас эти люди больше всех заинтересованы в том, чтобы скандал продолжал развиваться.

Но есть и внешние силы, которым проблемы ЗГРП только на руку. Действительно, с момента начала операции федеральных властей по декриминализации нефритовой отрасли многие прежние «короли» остались не у дел. И они очень хотят вернуться к прибыльному бизнесу.

Удачно воспользоваться ситуацией не прочь и политики. В частности, прозвучавшее с трибуны Хурала обращение, как выяснилось, помогали «редактировать» внутри самого бурятского отделения КПРФ. По крайней мере на документе (есть в распоряжении редакции) видны следы правок, сделанных вручную, а также резолюция Вячеслава Мархаева с указанием «внести предложения».

Правительству Бурятии важно как можно быстрее разобраться в этом деле. Если есть нарушения — найти виновных и наказать. Если инвестора обвинили предвзято и необоснованно — эти люди тоже должны понести наказание.

Иначе призыв главы республики «Приглашаем инвестировать в Бурятию!» останется лишь благим пожеланием.

Источник — Информационное агентство БМК



Categories: Buryatia region, Dylacha, Evenk people, Extractive industry, Fishing, Hunting, Reindeer-herding, Repressions, Russian texts, Smear, State-cheating

1 reply

  1. «Согласно федеральному законодательству, на каждый домик должно быть разрешение, — пояснил Нестеров. И если за участок отвечает ЗГРП, то они обязаны неразрешённые объекты уничтожать.»
    Согласно федеральному законодательству, уничтожать или не уничтожать решает только суд, а не частная компания, которой участок дан в аренду только для добычи того, что она добывает. Поэтому они не имеют права ограничивать доступ граждан в лес для занятия иной деятельностью, не пересекающейся с деятельностью компании.
    В законе нет нормы, обязывающей коренные народы подтверждать через суд ведение традиционного образа жизни. Этого чиновника, заявляющего противное надо гнать с должности, так как он не знает действующего законодательства или умышленно его искажает. Это касается и розыгрыша лицензий и его «взгляда» на традиционную охоту и поощрение уничтожения чужой собственности.
    Полицейские тоже хороши. С их слов так и представляется. как тысячи уголовников, находящихся в федеральном розыске блуждают по Бурятской тайге… пока их не «спасут бравые полицейские».
    «Александр Воронков записал все случаи задержания техники и пообещал разобраться и помочь с ее возвращением владельцам.» Все случаи задержания техники — это обыкновенный грабеж, по которому должны возбуждаться уголовные дела.

Добавить комментарий для Виктор Отменить ответ