2019.10 Обращение неформального объединения лидеров и активистов коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока «Абориген Форум» по законопроекту о реестре коренных малочисленных народов

«Абориген форум» — неформальное объединение лидеров и активистов 22 коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации разделяет озабоченность и поддерживает замечания Местной общественной организации «Ассоциация коренных малочисленных народов Севера «Арун» (Возрождение) Эвенкийского муниципального района Красноярского края» (далее — МОО «Арун»), направленного этой организацией  в профильные комитеты Государственной Думы РФ  в связи с планируемым 24.10.2019 г. рассмотрением Государственной Думой в первом чтении проекта №785133-7 Федерального закона «О внесении изменения в Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» в части установления порядка учета лиц, относящихся к коренным малочисленным народам» (далее- Законопроект).

Мы совершенно согласны с основным выводом МОО «Арун», что концепция и текст основной вносимой в № 83-ФЗ обширной статьи 7.1 (далее 7.1) законопроекта, которая называется «Учет лиц, относящихся к малочисленным народам» «в предложенной редакции не создаёт условия для внедрения эффективного инструмента и правового механизма учёта лиц, относящихся к коренным малочисленным народам. Из текста законопроекта невозможно установить, что по своей природе представляет и какой цели служит «учёт лиц, относящихся к коренным малочисленным народам». Также проект содержит положения, противоречащие Конституции РФ. Без устранения отмеченных принципиальных замечаний принятие законопроекта представляется преждевременным».

«Так, в Пункт 4, в абзацах 1-6 устанавливается перечень документов, которые должен представить заявитель. При этом подпункт 2 (абзац 3) использует формулировку «доказательства, указывающие на отнесение заявителя к малочисленному народу». Далее в абзацах 4-6 конкретизируются документы, содержащие сведения о национальности заявителя.

Данный подход представляется противоречащим ч. 1 ст. 26 Конституции РФ («каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность; никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности») поскольку по нормам Законопроекта: заявитель в обязательном порядке представляет в уполномоченный орган документы по вопросу своей национальности; больше того, заявитель, как следует из буквального толкования предлагаемой нормы, должен доказывать свою национальность.

Такой вывод подтверждается нормами пункта 7 статьи 7.1, устанавливающего основания для отказа в учёте заявителя в качестве лица, относящегося к малочисленному народу. Так, первым основанием для отказа является предоставление документов не в полном объеме, то есть в т.ч. и в случае непредставления заявителем документов по вопросу его национальности. Вторым основанием является установление факта недостоверных сведений в представленных документах. То есть предполагается, что уполномоченный орган проверяет указанные заявителем сведения, в т.ч. видимо и сведения, установленные подпунктом 7 подпункта З статьи 7.1: «наименование малочисленного народа».

Наконец в пояснительной записке к законопроекту (стр. 1 абзац 3) прямо говорится о том, что «предлагается введение механизма подтверждения соответствия лица признакам коренных малочисленных народов, предусмотренных абзацем 1 статьи 1 Федерального закона № 82-ФЗ».

В целях устранения указанного противоречия Конституции РФ возможно:

  • ограничить перечень представляемых заявителем в уполномоченный орган документов только заявлением;
  • исключить использование формулировки «доказательства, указывающие на отнесение заявителя к малочисленному народу»;
  • предусмотреть, что документы, указанные в подпункте 2 (абзаце 3), абзацах 4-6 пункта 4, предоставляются по желанию заявителя.

Необходимо различать два похожих, но не тождественных понятия:

  1. национальная идентификация, т.е. определение лицом своей национальности (в данном случае — национальности из числа предусмотренных Единым перечнем коренных малочисленных народов РФ). Это самоидентификация, она осуществляется свободно, в соответствии со ст. 26 Конституции РФ, в уведомительном порядке, без обязанности доказывания. Здесь основной вопрос — о виде документа, в котором фиксируется эта национальная самоидентификация гражданина.
  2. отнесение граждан к числу лиц, пользующихся правами, предусмотренными для коренных малочисленных народов Российской Федерации действующими нормативными правовыми актами. Здесь основной вопрос в том, что должен быть административный порядок с критериями отнесения и механизмом установления соответствия гражданина каждому из критериев, также должен быть определен и документ, в котором фиксируется факт отнесения. Наконец должен существовать механизм подтверждения того, что гражданин продолжает соответствовать данным критериям.

Для определения критериев отнесения граждан к числу лиц, пользующихся правами, предусмотренными для коренных малочисленных народов Российской Федерации действующими нормативными правовыми актами, необходим, в первую очередь, анализ действующего законодательства, в частности, на предмет, как тот или иной нормативный правовой акт определяет обладателя соответствующего права.

Кроме того, Законопроект содержит ряд других неопределенностей и противоречий действующему законодательству.  Так, Пункт «8) ч. 3 ст. 7.1 «сведения о ведении традиционных образа жизни, хозяйственной деятельности (с указанием видов деятельности в соответствии с перечнем, предусмотренным пунктом 2 части 2 статьи 5 настоящего Федерального закона), в том числе о работе в организациях, осуществляющих традиционную хозяйственную деятельность малочисленных народов и создаваемых в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности;» требует уточнения. Что должны содержать эти сведения, чем подтверждены? В нем имеется ссылка на Перечень видов традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации, очевидно, от 8 мая 2009 года N 631-р. Но уже многократно говорилось о том, что этот перечень неполный. Для полноценного ведения традиционного образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности в каждом поселении требуются медики и народные целители, учителя, знатоки традиционной культуры, традиционных знаний и современной сферы права коренных народов. Другими словами, за бортом этого перечня, а значит и предлагаемого списка, остаются работники сфер здравоохранения, образования, культуры, участники всех фольклорных ансамблей, а также консультанты в области прав коренных народов, если они юридически не состоят «в организациях, осуществляющих традиционную хозяйственную деятельность малочисленных народов и создаваемых в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности»? Кроме того, смысл этого пункта вступает в некоторое противоречие с абзацем 2 п. 1 ст. 3  № 82-ФЗ: который распространяет права коренных малочисленных народов «также на лиц, которые относятся к малочисленным народам, постоянно проживают в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов и для которых традиционная хозяйственная деятельность и занятие традиционными промыслами являются подсобными видами деятельности  по отношению к основному виду деятельности в других отраслях народного хозяйства, социально-культурной сфере, органах государственной власти или органах местного самоуправления».

Статья 2 Законопроекта (последний абзац законопроекта) сообщает: «Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении трех месяцев со дня его официального опубликования, за исключением абзаца четвертого пункта 2 статьи 1, который вступает в силу по истечении двух лет со дня опубликования настоящего Федерального закона». Абзац четвертый пункта 2 статьи 1, гласит: «Порядок ведения списка, предоставления содержащихся в нем сведений органам государственной власти, органам местного самоуправления и государственным внебюджетным фондам, а также осуществляемого в связи с ведением списка взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, органов местного самоуправления с уполномоченным органом устанавливается Правительством Российской Федерации».

Т.е. получается, что необходим еще один «порядок» для обеспечения межведомственного взаимодействия и обещан он только через два года после принятия данного законопроекта? А по каким «спискам» и «порядкам» коренные народы будут взаимодействовать с органами государственной власти, органами местного самоуправления после вступления в силу норм законопроекта в эти два года, к которым придется добавить, видимо, еще 180 дней (см. пп.9), п. 7., ст 7.1 Законопроекта), данных «уполномоченному органу» для подтверждения данных заявителя перед внесением/невнесением его в «список»?

Вызывает большую озабоченность то, что принятие данного законопроекта на годы вносит сумятицу во взаимодействие коренных малочисленных народов с органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также коммерческими компаниями, получившими лицензии для освоения природных ресурсов на землях коренных народов!

В Пояснительной записке к Законопроекту (далее ПЗ) по этому поводу сказано: «Законопроектом предусматривается переходный период, в течение которого осуществляется процедура наполнения данных учета, в том числе для включения сведений, представленных органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления» (ПС с.3). Многие годы уже длится необъявленный «переходный период» в реализации прав коренных малочисленных народов: 18 лет коренные малочисленные народы получают от Правительства РФ отказы в образовании территорий традиционного природопользования федерального значения на основании того, что до сих пор отсутствует «механизм порядка образования ТТП»; 20 лет не реализуется право на возмещение убытков, причиненных им в результате нанесения ущерба исконной среде обитания малочисленных народов хозяйственной деятельностью организаций всех форм собственности, и 10 лет многие коммерческие предприятия отказываются применять «Методику исчисления убытков», утв. Минрегионом в 2009 г., на основании того, что она не утверждена должным образом и несовершенна; 20 лет не урегулирован вопрос о проведении «этнологической экспертизы» и многие другие права.

От принятия предлагаемого законопроекта всё остальное законодательство по правам коренных малочисленных народов не улучшится само по себе. 

Для его улучшения, в первую очередь, следует системно совершенствовать законодательство по направлениям модернизации законодательного регулирования отношений, связанных с обеспечением и защитой прав малочисленных народов в сфере традиционного природопользования через совершенствование отраслевых юридических конструкций прав коренных народов на пользование в приоритетном порядке различными видами природных ресурсов в процессе осуществления традиционной хозяйственной деятельности; развитие правовых механизмов учета мнения малочисленных народов при принятии управленческих решений, затрагивающих реализацию прав этих народов на пользование природными ресурсами в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности; расширение мер юридической ответственности за неучет мнения коренных народов при принятии решений об осуществлении хозяйственной деятельности в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности; преодоление пробельности нормативного правового регулирования создания и функционирования территорий традиционного природопользования; систематизация нормативного правового регулирования отношений, связанных с обеспечением и защитой прав малочисленных народов в сфере традиционного природопользования посредством инвентаризации (учета) и инкорпорации (создания тематического сборника нормативных правовых актов), как рекомендуют авторы Экспертно-аналитического исследования Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

Почему же Правительство к этим советам не прислушивается?

Вместо этого Правительство в Законопроекте ставит своей целью «минимизацию злоупотреблений»: «Организация учета лиц, относящихся к коренным малочисленным народам, позволит минимизировать количество злоупотреблений в сфере предоставления социальных и экономических прав представителям коренных малочисленных народов Российской Федерации и обеспечить беспрепятственную реализацию указанных прав»  (ПС с.3). Цитата вызывает вопрос, от кого исходят «злоупотребления в сфере предоставления социальных и экономических прав представителям коренных малочисленных народов»? Не от тех ли государственных территориальных органов управления природными ресурсами, которые выдают разрешения на доступ к ресурсам недобросовестным организациям и лицам, не проверив сведения этих конкретных заявителей об их принадлежности к коренным народам совместно с организациями коренных малочисленных народов? Сотрудничество органов государственной власти с организациями коренных малочисленных народов — вот реальный путь борьбы со злоупотреблениями, о котором коренные народы Севера  говорили, начиная с IV съезда  Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, а не «введение механизма подтверждения соответствия лица признакам коренных малочисленных народов».

Предлагаемый законопроект не приведет к улучшению положения коренных малочисленных народов, не создаст условия для сохранения и развития их традиционной культуры, не минимизирует злоупотреблений и не принесет никаких выгод государству.

Законопроект нуждается в серьезной и глубокой концептуальной переработке. 

2019.10-Обращение-«Абориген-форума»-по-проекту-No-785133-7-федерального-закона

Ответ-Комитета-Совета-Федерации.jpeg



Categories: Appeals, Document, IP register, Russian texts

Tags:

1 reply

Trackbacks

  1. Реестр учета КМНССиДВ нарушает права саами. — Фонд саамского наследия и развития

Добавить комментарий